Главная » КУЛЬТУРА И ШОУ БИЗНЕС » Сергей Мазаев: «Услышь меня, хорошая»

Сергей Мазаев: «Услышь меня, хорошая»

На днях у Сергея Мазаева вышел альбом «Песни родины», в котором лидер группы «Моральный кодекс» собрал любимые песни советских композиторов — «Услышь меня, хорошая», «Русская зима», «Тополя» и др.

Выяснилось, что рок-музыкант всегда любил эту музыку, потому что вырос на ней.     

Владимир Полупанов, «Москва 2.0»: Сергей, ты недавно выпустил альбом, который называется «Оркестр Сергея Мазаева» — «Песни Родины». С чего вдруг потянуло на песни советских композиторов?

Сергей Мазаев: Потому что это очень хорошая музыка. Я всегда её любил. Можно сказать, я вырос на этих песнях. Играя в духовом оркестре на кларнете и саксофоне, многие из этих песен я исполнял. Какие-то из них, в частности «Ой ты, рожь…», любила и пела моя мама. Мне очень нравилась песня Эдуарда Хиля «Моряк вразвалочку сошёл на берег». Мы её пока не сделали, но, думаю, рано или поздно доберёмся и до неё. 

— У тебя же есть группа «Моральный кодекс». Зачем тебе нужны ещё квинтет и оркестр?  

— И квинтет, и оркестр были созданы мною для того, чтобы играть то, что мне нравится. Я ведь саксофонист, кларнетист. И, чтобы не входить в конфликт с творческим стилем группы «Моральный кодекс», мне пришлось создать альтернативу. Мы познакомились с потрясающей певицей Алёной Долбик (оперная певица с консерваторским образованием). Я попросил её напеть в качестве теста одну из песен. Она спела так, как будто всю жизнь эти песни пела. А до этого все певицы, которым я предлагал это сделать, говорили: «Зачем это перепевать? Это же «совок». Лучше давай запишем «шуба-дуба-хали-гали». «Хали-гали» все поют. А такую музыку, чтобы это было хорошо, — единицы. Мы записали такую пластинку. И ещё много песен советских композиторов собираемся записать. Денег особенно на это нет, но всё делаем на свои средства. Поэтому работа продвигается медленнее, чем хотелось бы.  

— Что есть в этих песнях такого, что тебя притягивает? 

— Это песни о любви, без скабрёзности, с красивыми мелодиями и гармониями! На самом деле наши советские композиторы писали очень хорошую музыку. Просто в те времена у многих оркестров не было технических возможностей, а где-то даже не хватало сыгранности, потому что на смену в студии звукозаписи отводилось всего 4 часа. И многие советские песни (сегодня это особенно слышно) звучат рыхло и несколько формально. А мы решили отнестись к ним по-настоящему. Долго репетировали и записывали эту пластинку. 

Кстати, помогал мне её записывать мой старший сын Илья Мазаев. Неслучайно в качестве заглавной стоит «Песня о друге». Это очень символично. Потому что в Бога я не верю, а верю только в себя и друзей.

— Ты и твоё поколение в 1990-е смотрели на Запад с восхищением и отторгали всё, что так или иначе напоминало пресловутый «совок». Но спустя годы вы всё это полюбили?

— Да, так и было. Но отторгали мы всё это незаслуженно, а оттого, что мы устали от засилья «совка». Ведь, кроме него, ничего и не было. Лучшие образцы западной музыки можно было услышать только в ресторанах или на подпольных концертах, где не было комиссий и партийных органов. Я начинал свою карьеру в коллективах, которые пели западную музыку. Кстати, моим первым продюсером был Виталий Богданов (один из основателей «Русского радио», сенатор). 

— Игорь Матвиенко утверждает, что если раньше музыканты старались петь по-английски и в радиоэфире звучало много англоязычных произведений, то сегодня количество песен на русском языке растёт в геометрической прогрессии.   

— И сейчас тоже на наших радио­станциях по-прежнему звучит много западной музыки. Да, есть «Русское радио», «Наше радио», «Русский хит», где крутят русскоязычные песни. Но всё равно эти станции игнорируют целые пласты качественной отечественной музыки — коллективы, которые были культовыми и знаковыми для нашей музыкальной культуры: «Николай Коперник», «Вежливый отказ», «Ночной проспект» и т. д. Их песни не звучат на радио. Поэтому у всех радиостанций, специализирующихся на русских песнях, несколько однообразное звучание. Одна из моих любимых групп, кстати, — это «Калинов мост». Это музыканты-самоучки, но они играют сейчас очень профессионально. И в песнях группы чувствуется абсолютно народный нерв. 

Сергей Мазаев: «Музыканту лучше рубиться за музыкантов, а не за шахтёров или хлеборобов»

— Помимо группы и оркестра у тебя есть ещё квинтет. Как ты распределяешь силы между ними? 

— «Моральный кодекс» — это, конечно, самое высокое моё достижение. В составе группы я реализовался и стал извест­ным. Но сейчас у нас всё немножечко подвисло. От рока я немного устал. В следующем году мне будет 60, а группе 30 лет. Старшему из нас (барабанщику Юрию Кистенёву) уже 65 лет. Рок-н-ролл — физически очень тяжёлая музыка. Отдаваться надо не только на концертах, но и на репетициях. Поэтому собираемся довольно редко. Нам, конечно, ещё далеко до участников группы «Роллинг стоунз» (которым по 70 с хвостиком лет), но вообще мы уже, конечно, старики. 

Оркестр — это уже хобби, а квинтет — это суперхобби. Тут как в спорте высших достижений —
нужно постоянно заниматься на музыкальном инструменте. А со мной в оркестре и квинтете играют выпускники консерватории, Гнесинки, музыканты из оркестра Юрия Башмета. Это высокий музыкальный уровень. Мне приходится непросто. Но в то же время это сбивает с меня спесь. Они в два раза моложе меня, а играют лучше, чем я.

— В составе группы «Автограф» ты много раз бывал за границей уже в конце 1980-х — начале 1990-х. Было ли у тебя желание уехать из страны насовсем? 

— Никогда. Я родился и вырос в Москве, поэтому она была и остаётся моим любимым городом. Особенно сейчас, когда в стране проходит чемпионат мира по футболу. Мы посмотрели на свою страну, на свои любимые города глазами иностранцев. Они все с восторгом говорят о России и Москве в частности. За последнее время столица заметно похорошела. Я люблю путешествовать, часто это делаю, но уезжать отсюда надолго совсем не хочется.     

Источник

Оставить комментарий